Что не так в борьбе с пиратсвом

Что не так в борьбе с пиратсвом

52
6 хв.

Кому вредят «пираты» в мире Интернета?

Чтобы стать пиратом в наше время, не обязательно родиться в Сомали, достаточно поднять руку на чью-либо интеллектуальную собственность, которая защищена авторским правом. Занятие, может быть, не самое благородное, но не идет ни в какое сравнение с вооруженным ограблением торгового судна и убийством его экипажа.

Авторское право, которым сегодня защищена практически вся информация — преследует всех, кто собирается установить себе новую программу или послушать песенку, не заплатив при этом несколько долларов. Является ли это кражей? Стоит напомнить, чем мир физический отличается от виртуального: если у меня угонят автомобиль, то у меня больше не будет автомобиля; если кто-то у кого-то «спиратил» объект интеллектуальной собственности, то это всего лишь упущенная прибыль, не более. Если в реальном мире я купил какой-либо объект интеллектуальной собственности, то я всегда могу его перепродать, подарить, иначе говоря — распоряжаться, как пожелаю нужным. А можете ли вы перепродать книжку, купленную в Amazon человеку на другом аккаунте? Вряд ли. Да, иногда вы можете вернуть себе деньги, которые вы потратили на покупку некой программы в Apple Store или Google Play, но такая возможность существует далеко не всегда.

Когда я слышу, что пиратство вредит создателям контента, я сразу вспоминаю о правообладателях, которые растянули период авторского права с 50-ти лет после смерти автора до 70-ти (хотя изначально оно распространялось только на период жизни автора). Эти правообладатели — не какие-то рядовые люди или родственники великого исполнителя, но крупные компании, которые хотят получать сверхприбыли, прикладывая для этого минимальные усилия. Если раньше на распространение музыкальных альбомов и фильмов тратились очень большие деньги только за счет производства носителей и их доставку, то теперь это все можно относительно легко и дешево развернуть на своих серверах или серверах дистрибьюторов, например, iTunes.

Крупные корпорации и лейблы продвигают новые законы для того, чтобы получать максимальную прибыль от продажи контента. В частности, большинство высокооплачиваемых американских исполнителей, имеющих контракты с крупными лейблами, получают с продажи одного альбома не больше 20% прибыли. В сухом остатке — борьбу с пиратством ведут денежные мешки, которые хотят быстро и без лишних усилий заработать много денег, и пиратство никак не ставит их существование под угрозу.

Другая сторона цифровой дистрибуции: вы не можете бесконечно продавать контент на физических накопителях, но ничто вам не мешает бесконечно продавать контент в цифровом виде. Да, конечно вам придется потратиться на оборудование для его создания и на поддержку серверов в рабочем состоянии, но на оборудование приходилось тратиться всегда, а стоимость поддержки серверов не сравнится со стоимостью изготовления физических носителей.

Мы, конечно же, понимаем, почему Windows стоит денег, и почему её нелицензионное использование приносит вред компании Microsoft. Но то же самое можно сказать и о покупателях, например, если вы не пользуетесь технической поддержкой, вы не используете продукт на всю его заявленную стоимость. Обратная сторона этого явления — если у вас не лицензионная версия, вам недоступны обновления и дорогостоящая техподдержка от высокооплачиваемых специалистов.

В цифровом мире вы уже давно не обладаете контентом, если только не вы его создали, но и тут может таиться подвох. На ваш контент может повлиять кто-то из крупных игроков, а вы при этом даже не получите деньги. Например, Sony может забанить ваш собственный ролик, без особых объяснений, и никто не будет слушать ваши протесты по поводу авторского права и упущенной прибыли. Если коротко: Sony купила авторские права на использование видео ролика в своей рекламе, зарегистрировала его в системе ContentID на сайте YouTube, и там же заблокировала видео самого правообладателя. Правообладатель, долго и упорно пытался доказать техподдержке YouTube, что авторские права на самом деле принадлежат ему.

В современном мире, после покупки контента, вы все равно им не обладаете. Мир устойчиво пытается прийти к концепции US Robotics, где робот после покупки является собственностью компании, а вам всего лишь дается право на его бессрочную аренду. Что-то похожее мы наблюдали в Гарри Поттере, когда Билл Уизли объяснял главному герою особенности отношения гоблинов к собственности — все произведения гоблинской работы они считают собственностью производителя, а процедуру покупки — пожизненной арендой предмета, который в итоге принадлежит его создателю. В конце концов, корпорации пытаются реализовать концепцию отсутствия частной собственности в цифровой сфере. Это преподносится как более дешевая альтернатива частной собственности, однако по факту они предлагают свои услуги по покупке этой самой собственности у себя, а вы больше не владеете ни чем. Компании владеют вами и вашим кошельком, и мы сталкиваемся с явной подменой понятий — частная собственность больше не является частной на 100%.

Деньги и правительства — это те достижения человечества, которые в один прекрасный момент будут вынуждены изменится до неузнаваемости, но текущая ситуация борьбы с пиратством больше напоминает агонию и охоту на ведьм, чем попытку вести бизнес. В конце концов, в Японии, после победы над пиратством продажи музыки упали до невероятно низкого уровня, и как часто бывает в войнах, никто не вышел из нее победителем. Несмотря на активную борьбу с пиратством с 2012, доходы музыкальной индустрии не увеличились, а наоборот показали незначительную рецессию.

Впрочем, уже сейчас есть системы, которые продают вам доступ к лицензионному контенту за разумные деньги и на разумных условиях. Уместным будет пример Amedia и Netflix: одна делает свою работу из рук плохо и кричит о нарушении авторских прав, другая молча считает прибыль. Кроме того, многие музыканты в последнее время сами выкладывают свои песни в открытый доступ, оставляя возможность отправить денежную благодарность, если вам понравился их альбом. Существует определенное количество исполнителей, которые считают что музыкант должен получать доход от концертов и туров, а не от продажи права на прослушивание его композиций, и как правило, такие исполнители не теряют много прибыли, но приобретают все больше фанатов, которые потенциально готовы купить любимый альбом или сходить на концерт своего кумира.

Правда заключается в том, что пиратство как явление только двигает индустрию вперед, а не наносит вред, как пытаются убедить нас правообладатели. Человек, который привык принимать качественный контент в больших объемах легче расстанется с деньгами ради новой дозы контента, чем тот, который не получает новый контент вообще. Точно так же никто не станет покупать новый альбом не прослушав его — мало кто может позволить себе тратить деньги покупая песни, которые могут ему не понравится.

Война с пиратством закончится так же, как и война с наркотиками: легализация и центральная регуляция (в том числе и защита прав потребителя, а не только производителя). А пока правообладатели будут гнаться за прибылью, пользователи будут находить всё более изощренные способы обхода ограничений зажравшихся бездарей, желающих получения сверхприбыли за счет эксплуатации чужого творчества.

Вам нужны доказательства? Читай и проверяй:

номер раз, номер два, номер три, номер четыре